Родился я в Петрозаводске. Кстати, в том же роддоме, где через 24 года после этого события родилась моя дочь Анна. Но прямо из роддома папа, Шай Вениаминович Каганов, увез нас с мамой, Натальей Андреевной Кагановой, в с. Деревянное, которое расположено в 25 км от Петрозаводска.

Своими родителями и деревенским происхождением горжусь. То, что в те годы в меня вложили родители, учителя Деревянской восьмилетней школы, чему научился на улице, в походах в лес за ягодами и грибами, в мальчишеских и подростковых приключениях, в значительной степени определило ценностные ориентиры на последующую жизнь. Именно там состоялись первые нравственные уроки. Они были разными, иногда светлыми, иногда горькими. Все они связаны с людьми, которые в свою очередь оказались в Карелии в силу различных обстоятельств, редко кто из моих знакомых имел очень глубокие родовые корни, но для всех этот край
стал Родиной.

Об этих уроках и об этих людях и хотелось вспомнить в этой статье. Учился неплохо. Нередко учителя ставили меня в пример другим мальчишкам, что было предметом гордости моих родителей и предметом раздражения для тех же мальчишек. На улице наиболее хулиганистые из них пытались взять реванш. Был момент, когда
я даже стеснялся своих неплохих оценок.

Один из первых уроков был связан как раз с этим. Учителем физики был Илларион Михайлович Кабанов. Он и привил мне любовь к этому предмету.  Очень         увлеченный предметом, очень добрый человек, он был достаточно строгим. Я полюбил физику, и у меня неплохо получалось решать задачки. Однажды он предложил мне поехать на республиканскую олимпиаду по физике. Мне очень хотелось туда поехать. Но почему-то счел по-пацански правильным гордо                отказаться. И тогда впервые я увидел колючие глаза преподавателя. На какое-то время наши отношения испортились. И только после этого я понял, что мои успехи — не только мои, они результат работы моего учителя. И я обязан был представлять не только себя, но и его труд, нашу школу. Было стыдно. И это стало поводом еще прилежнее изучать физику.

На следующий год за участие в республиканской олимпиаде я получил диплом 3-й степени, чем очень гордились родители и, что очень важно, Илларион Михайлович. Этот урок — не отказываться от доверия, поскольку это не награда, а обязанность — я усвоил крепко. Позже я узнал, что Илларион Михайлович в годы Великой             Отечественной войны был узником одного из фашистских лагерей смерти.
Выжил, выстоял, не утратил доброты и желания жить, воспитывал своих детей, воспитывал учеников. Пару лет назад удалось посидеть с ним на завалинке его дома,
поговорить. На душе стало спокойнее. Низкий поклон всем сельским учителям, в первую очередь Антонине Ивановне Бутылкиной, Лидии Михайловне Трофимовой, Галине Дмитриевне Чугунковой.

В дальнейшем физика определила мой старт во взрослую жизнь — по окончании физико-математического факультета Петрозаводского государственного университета (специальность «физика») я начал свою трудовую карьеру в научно-
исследовательском секторе госуниверситета. И хотя великим физиком не стал, знания и навыки, которые привили учителя, во многом определили дальнейшую жизненную траекторию. Многие из них и сейчас работают, передавая не только     знания, но и душевное тепло новым поколениям: Генриетта Александровна Бугнина, Валерий Иванович Сысун, Анатолий Дмитриевич Хахаев, Олег Валентинович Олещук и многие другие.

Очередной повод гордиться альмаматер связан с недавним великолепным выступлением студентов ПетрГУ на чемпионате мира по программированию. Такие
победы не бывают случайными. Это свидетельствует об очень высоком уровне обучения в нашем университете.

В ПГУ мне удалось приблизиться к реализации еще одной мальчишеской мечты — стать сильным, научиться давать отпор недоброжелателям. На первом курсе я начал заниматься в университетской секции самбо, под руководством Ильи Романовича Шегельмана. Наши тренировки заключались не только в работе над силой мышц, ловкостью, быстротой. Самбо — это испытание характера, каждодневное преодоление лени, боли, которая неизбежно сопровождает единоборства, волнения на соревнованиях. Это воспитание уважения к партнерам и соперникам — именно благодаря им ты можешь совершенствовать свои навыки, становиться сильнее.
Успехов мы достигаем сами. Но открыть наши возможности нам помогают учителя. Илья Романович, сегодня заслуженный тренер России — великолепный тренер,     воспитатель от Бога. Удивительные работоспособность, самоорганизация и при этом — душевность. Судите сами: он воспитал сотни мальчишек, высококлассных спортсменов, в том числе мастеров спорта, победителей чемпионатов России и мира. Это реальный спорт высоких достижений. Но при этом, он ни дня не был штатным тренером. Основная его работа — наука, лесной комплекс. Сейчас Илья Романович — проректор ПетрГУ, доктор технических наук, профессор, отвечает за развитие
инноваций. Один пример. Так случилось, что в 2009 и начале 2010 года ему пришлось из-за проблем со здоровьем у своих близких какое-то время провести вне своего рабочего стола. Каково было мое изумление, когда он подарил мне три
свежие авторские научные монографии, причем из разных сфер деятельности. На мой вопрос: «Как это возможно, как вам это удалось?» — он, как всегда, с улыбкой,
ответил: «Пока был в больнице, было много свободного времени, надо было чем-то занять себя».

Мы многим обязаны в этой жизни комуто, но редко успеваем поблагодарить за это. Уже давно закончились тренировки, но мы часто встречаемся и созваниваемся с Ильей Романовичем. Я рад, что сейчас могу и ему быть чем-то полезным, поскольку развитие инноваций — сфера моей нынешней профессиональной деятельности.
Сейчас И. Р. Шегельман работает в сплоченной команде во главе с молодым и талантливым ректором В. Ворониным. Уверен, о достижениях университета в сфере инноваций наша страна еще услышит.

В университете я познакомился с Вячеславом Фещенко. Как и многие  первокурсники, мы смотрели на него, студента первого курса, большими глазами. Он был уникально техничным спортсменом. Но судьба не всегда бывает                  справедлива. Травма, полученная во время соревнований, приковала его к инвалидной коляске. Говорят, Господь не дает испытаний, которых люди не могут перенести. Слава жил с этим. Именно жил, а не существовал. Писал стихи, учил      детей играть в шахматы. Среди его учеников есть перворазрядники и чемпионы Карелии. Когда пришлось переехать в Петрозаводск из поселка Харлу, где он
жил вместе с родителями, стал работать в сфере организации пассажирских перевозок. Причем он был не рядовым диспетчером, а идеологом, главным организатором и движущей силой. Благодаря силе характера, математическому складу ума и огромному человеческому обаянию он смог не только занять себя
делом, но и создать прочный материальный фундамент для своей семьи.
Что говорить, общаясь с людьми с ограниченными возможностями, мы стремимся побыстрее уйти, так как испытываем чувство вины и горечь от невозможности
помочь. Со Славой было совсем не так. Он никогда не показывал, что ему плохо. Никогда не жаловался. С ним ты себя чувствовал как ученик с учителем. Своей жизнью, своим отношением к происходящему и своими достижениями он
давал уроки мужества, стойкости, доброты. Рядом с ним была его мама —                    героическая женщина Любовь Матвеевна. Невероятно, но я никогда не видел ее в плохом настроении или унынии. Всегда прическа, улыбка, радушный прием. Великая мать, великая женщина. Недавно Слава ушел от нас. Остановилось сердце. Ушел неожиданно для всех, мгновенно. Проводить его собралось огромное              количество людей. Ни жизнь, ни уход людей такого масштаба, как Вячеслав, не проходят бесследно. Уникальный человек. Уникальная судьба. Вечная память.

Все же основным университетом, определившим впоследствии не только мою карьеру, но и место жительства, стал комсомол. Карельский комсомол был частью существовавшей системы, подразделением Всесоюзного Ленинского комсомола. В 1983–1989 годах мне довелось работать в Каробкомоле инструктором отдела
спортивной и оборонно-массовой работы, вторым секретарем Ленинского райкома, заведующим отделом пропаганды и культурно-массовой работы обкома, первым
секретарем Петрозаводского горкома, секретарем обкома ВЛКСМ. С 1990 по 1991 год довелось участвовать в создании российского комсомола. «Ты помнишь, как все начиналось…» Действительно, как в известной песне Макаревича: «каждый пятый, как правило, был у руля…» Это как раз про российский комсомол.

Но лучше по порядку. О необходимости создания российского комсомола               заговорили, как только в горбачевскую перестройку подул по стране ветер
перемен. Зашатались устои когда-то незыблемой КПСС, а вместе с ними и всех других политических институтов. В те времена и в страшном сне не могло присниться, что в короткий срок Советский Союз может рухнуть, как карточный домик. Но уже нашлось немало сторонников создания российского комсомола — общественно-политической организации, объединяющей комсомольцев современной России. Сторонники новой организации приводили аргументы: раз есть субъект Федерации — Россия, значит, должен быть и российский комсомол. Противники предостерегали: как только мы тронем устои, так все посыплется. Но процесс, как говорили тогда, остановить было уже невозможно. И тогда ЦК ВЛКСМ, с благословения ЦК КПСС, руководители которой жили в то время под лозунгом — чем больше демократии и гласности, тем лучше, выступил организатором российского комсомола.

Не секрет, что в ЦК ВЛКСМ и на местах, в том числе и в регионах Российской Федерации, было не мало противников и критиков этой идеи. Представители старой гвардии, особенно это касалось «аппаратчиков» всех уровней, ругались в кулуарах, называли сторонников российского комсомола «иудами», «раскольниками», но никто не осмеливался высказываться вслух против линии партии. Так случилось, что в ту интересную пору я работал секретарем Карельского обкома комсомола
и уже подумывал о завершении комсомольской карьеры. Недавно прошедшие выборы, на которых был избран новый первый секретарь Каробкомола, закрепили консервативные тенденции в управлении областной комсомольской организацией. Я занимался своими культурномассовыми и оборонно-спортивными          мероприятиями и, честно говоря, начал скучать. И когда меня делегировали в состав оргкомитета, с интересом окунулся в новое дело.

Некоторое время приглядывался — уж очень сильно представители территорий отличались от жителей патриархальной (в то время) Карелии. Казалось, наш опыт мало чем пригоден для новой организации. Но как-то постепенно, само собой сложилось, что идеи, высказанные в отношении сути и механизма создания новой организации, находили поддержку, а умение работать в команде (спасибо карельскому комсомолу и моим учителям: Игорю Назарову — учившему работать с документами, Юрию Русанову — творчески подходить к делу и Владимиру Чехонину — не бояться отстаивать свою позицию) постепенно позволило войти в круг           наиболее активных действующих лиц. И так случилось, что после завершения первой международной акции «Робинзонада-90» (об этом я расскажу чуть позже), инициатором которой вместе с клубом «Полярный Одиссей» был обком комсомола, я был в Москве, в редакции журнала «Вокруг света» на подведении итогов и встрече с «робинзонами». До поезда оставалась пара часов, решил навестить коллег-
комсомольцев — может, увижу кого из знакомых. Виктор Ермаков, выходец из       волгоградской областной организации, с которым мы довольно плотно работали в оргкомитете, предложил мне возглавить отдел внутрисоюзной работы. Мне дали три дня, чтобы подумать. Он меня сразу предупредил — все они висят в воздухе,
живут в гостинице, никаких квартир, ни огромной зарплаты, но работа очень интересная, а впереди — большие перспективы. Вернулся домой, посоветовался
с домашними, они меня горячо поддержали, и на очередном бюро обкома я поставил коллег перед фактом: мол, приглашают, если вы против — скажите это сейчас, если не против — дайте рекомендацию. Через неделю я был в Москве и вникал в суть новой работы. В то время секретарями в ЦК были представители разных российских регионов. Все — люди очень интересные, талантливые,
амбициозные и очень разные. Мои навыки организационной и идеологической работы в Карелии очень пригодились. Обычных для тех лет способов аппаратной
работы в комсомоле уже было не достаточно. Нужны были и инициатива, и выдумка, и лидерские качества. По существу, новая организация создавалась хотя и на базе региональных комсомольских организаций, но в атмосфере постоянного давления: с одной стороны — партийных органов и демократов разных мастей — с другой стороны. Одни хотели все сохранить, как было при Советском Союзе, что было уже и не нужно, и невозможно. Другие призывали разрушить все «до основанья, а затем…» В каждом субъекте Федерации была своя ситуация, мало похожая на ситуацию в других регионах. Сейчас я уверен, что именно наша непохожесть, именно постоянные колебания и споры позволили в то невероятно сложное время кораблю российского комсомола вырулить, ни разу не сев на рифы.
Подумайте сами — ведь в начале 1990-х годов все кончилось. КПСС запретили, профсоюзы распустили. Все, что носило хотя бы отблеск прежнего времени,         шельмовалось и освистывалось. Но российский комсомол выжил. Да, пришлось   чем-то поступиться. На базе российского комсомола был создан Российский союз молодежи. С одной стороны, это была вынужденная мера, так как ситуация в регионах была разная — и займи мы какую-нибудь из крайних позиций, недосчитались бы тысяч своих членов. Но в результате всего через два года нас было более 300 тысяч человек. Конечно, это не те миллионы юношей и девушек, которыми привык отчитываться комсомол, но это был действительно актив, с       которым можно работать.

Комсомол всегда славился умением начинать новые дела. Но доводить их до результата — намного сложнее. Один из проектов, который я курировал, стал и моей будущей профессией. Я возглавил сеть российских школ предпринимателей. В то время этот проект практически заваливался. Мы и сами слабо понимали, что такое предпринимательство. Когда очередной директор попросил освободить его от         должности, я решил, что по-честному будет «закрыть» эту амбразуру своей грудью. Вероятно, были возможности и для лучшего применения моих сил, но как бы то ни было, этот шаг определил не только мою карьеру, но и мою жизнь на долгие годы. На протяжении почти 15 лет я занимался вопросами развития малого
предпринимательства и подготовки кадров для рыночной экономики. Побывал практически во всех регионах Российской Федерации, не в одном десятке зарубежных стран, где имел возможность изучить лучший опыт. И надо отметить, участвовал и участвую практически во всех событиях, связанных с этим делом, и как отмечают коллеги —был результат. Фраза: «Комсомол — школа жизни», — звучит банально. Но для меня это действительно так. Сейчас я вооружен опытом подготовки кадров не только малого, но и крупного бизнеса (создавал и три года
возглавлял Корпоративный университет мирового лидера в производстве цветных металлов — компании «Норильский никель»), могу сказать, что это колоссальная школа обучения действием, которая ориентируется не только на знания и навыки, но и на признанный современным компетентностный подход к обучению (раньше, правда, таких слов не произносили). А главными учителями были наши дела, наши коллеги.

После первого знакомства с Москвой, я понял, что многому надо учиться заново. Года два мне понадобилось, чтобы понимать москвичей. Поначалу мешали               розовые очки с толстыми стеклами, в которых я приехал из Карелии. Но потом постепенно все встало на свои места. Практически с первого года пребывания появилась мысль встретиться с земляками, объединить их во что-то значимое. Первую попытку мы сделали с Александром Алиным (сейчас он заместитель               руководителя Департамента ТПП РФ) в 1991 году. Пригласили на встречу тех земляков, которых знали. Пришли несколько ветеранов, кое-кто из молодежи — всего человек 10. В общем, стало ясно, что еще не созрели для объединения.
Через пару лет мы уже вместе с Владимиром Лаврентьевым (в те годы он учился в Москве, а сейчас продолжает работать в Правительстве Республики Карелия) сделали более серьезную попытку. Пошли к В. А. Федорову, авторитетному
начальнику ГАИ России. С Владимиром Александровичем мы были знакомы еще по Петрозаводску — он в качестве заместителя министра внутренних дел Карелии отвечал за охрану общественного порядка в Петрозаводске, а я, как первый
секретарь горкома ВЛКСМ, — за работу оперативных комсомольских отрядов.
В. А. Федоров не поддержал наше предложение стать лидером, но дал мудрый совет — поговорить с Виктором Петровичем Мяукиным, бывшим министром внутренних дел Карелии. Его советом мы воспользовались только через пару-тройку лет. К тому времени и представительство Карелии в Москве поддержало эту идею. Так, общими
усилиями в 1995 году и родилось землячество, а Виктор Петрович с тех пор — его бессменный лидер.

Я в меру сил пытаюсь помогать реализовывать различные проекты, в том числе вовлекать молодых земляков в наши ряды. Благодаря инициативе землячества были реализованы десятки проектов. Так, например, построена линия электропередачи в деревне Федотово Прионежского района. Создана Аллея землячества в губернаторском парке в Петрозаводске. Воссоздана и ежегодно проводится «Робинзонада». Все популярнее становится ежегодный Международный бизнес-экстрим форум, привлекающий представителей венчурного и инновационного бизнеса из регионов России и зарубежных стран. При участии А. Ф. Титова, президента Карельского научного центра Российской академии наук, создан Северо-Западный центр поддержки предпринимательства «Синергия».  Поддерживаем новые идеи Виктора Дмитриева, адмирала созданного им же деревянного флота. В частности, стали соорганизаторами экспедиции на новоделах старинных судов вокруг Европы. Активнее вовлекаем в наши дела молодежь. Так, обновленный вариант Робинзонады — «Международный лагерь робинзонов «Острова Гипербореи» реализуем совместно с председателем Госкомитета по делам молодежи Республики Карелия Максимом Мазуровским. Я часто бываю в Карелии. Каждый приезд — это встречи и общение с земляками, с ними меня объединяют не только воспоминания.
Но, конечно, главное, что меня притягивает, — моя мама, которая не пожелала покидать родной дом. Несмотря на возраст (а в этом году ей исполнится 85 лет), она сохранила ясность ума, доброту, заботится о близких. Кто знает, может быть, именно ее молитвы помогают нам справляться с трудностями. Всегда рад видеть мою  старшую сестру — Анну Госкоеву. И после серьезных дат она выглядит прекрасно, самоотверженно заботится о маме и о своем сыне Максиме. Помню, когда-то она очень расстраивалась, безуспешно пытаясь удержать маленького первоклассника у стола с учебником. Сейчас у него два образования — лесохозяйственное и юридическое, кроме того, получает третье — «государственное и муниципальное управление». Думаю, после завершения работы в органах транспортной милиции майор Госкоев станет хорошим управленцем. Спасибо родным, спасибо друзьям, спасибо родной земле — именно вы придаете нам силы.

Каганов Вениамин Шаевич, Председатель Общественного Совета Карельского землячества в Москве.