Иван Исакович Лайтинен: помнить, говорить и передавать правду о войне

В истории нашей большой многонациональной семьи, как в капле воды, отразились многие характерные для XX века явления: крутая смена ориентиров и жизненного уклада, рассеяние и разделение, сложные морально-нравственные решения, непростой внутренний выбор, необходимость адаптироваться к незнакомой среде, принимать вызовы нового времени, начинать все с нуля… Красной нитью через жизни нескольких поколений родственников прошла война – до сих пор ее отголоски настигают с разных сторон.

На сегодняшний день живы мои бабушки по материнской и отцовской линиям – Лидия Павловна Богатова и Нина Афанасьевна Лайдинен, детство которых пришлось на военное время. Они часто рассказывают о том, как трудно приходилось выживать в те страшные годы, бедствовать, голодать и тяжело, наравне со взрослыми трудиться в эвакуации, бесконечно ждать весточек с фронта, где воевали отцы, братья, близкие и родные люди. В сердцах и душах бабушек остался вечным шрамом кровавый след войны, который не зарастает и продолжает болеть.

Только в 2015 году, благодаря помощи Поискового движения России, удалось установить места, где без вести пропал девятнадцатилетний Михаил Павлович Пешкин – мамин дядя, брат бабушки Лидии. В 1943 году соединение, в котором он воевал с конца 1942 года, перебросили под Витебск. Там, на белорусских просторах, шли тяжелые и кровопролитные бои, где новобранцы погибали тысячами. Михаил писал, что их, едва прошедших курсы молодого бойца мальчишек, должным образом не обеспечили ни оружием, ни обмундированием – так и шли в слякоть, кто в ботинках, кто в валенках. Несколько фронтовых треугольников и портрет в форме выпускника ремесленного училища – все, что успел оставить в наследство потомкам юный Мишенька, старший сын Пешкиных, которого продолжают любить в семье.

Вряд ли предполагал Михаил тогда, что сражается в местах, из которых тянутся корни другой ветви нашего семейного рода. Из Витебской области, местечка Грузды, был призван папин дед, глава семьи Афанасий Николаевич Сидорович, который мужественно сражался всю войну, был ранен, награжден медалями, дошел до Берлина, вернулся живым и невредимым. Несколько месяцев потребовалось ему, чтобы разыскать и заново обрести семью – жену и трех дочерей, в том числе Нину, которые в военные годы неоднократно меняли место жительства.

Другой прадед – Павел Федорович Пешкин, кавалер двух орденов Ленина и многочисленных медалей, – также воевал в составе различных подразделений железнодорожных войск с 1941 по 1945 г.г., закончил войну на территории Германии и еще почти год оставался там восстанавливать путевую инфраструктуру. Вернулся живым, но с подорванным здоровьем, привез подарки семье, которая долгих 5 лет жила в эвакуации в Сибири, а через несколько лет, в 1954 году, умер от разрыва израненного сердца прямо на работе, оставив жену с тремя детьми. У войны со всеми были свои счеты.

Иван Адамович Лайдинен

Иван Исакович Лайтинен

Моего дедушку Ивана Адамовича Лайдинена, представителя известной династии петрозаводских «онежцев», и его большую семью война застала в родном поселке Старые Черницы, что в Гатчинском районе Ленинградской области. При первых бомбежках прямым попаданием снаряда был разрушен родовой дом, несколько месяцев Мария Исаковна Лайтинен (моя прабабушка) с тремя детьми жили в подвале, потом с родственниками скитались в лесу. Вместе с другими семьями ингерманландцев им удалось перебраться сначала в Эстонию, потом в Финляндию, где все, включая детей, работали в финских семьях, обеспечивая пропитание. Свекровь Марии Исаковны, моя прапрабабушка Ева Адамовна Лайтинен (в девичестве – Кемпи) осталась в родной деревне и погибла в 1943 году.

После войны часть родственников вернулась в СССР, где сразу получила статус «неблагонадежных» с запретом жить на ингерманландской земле и в крупных городах СССР; другие осели в Эстонии, несколько человек остались в Финляндии (откуда вскоре перебрались в Швецию). Увидеться с некоторыми родственниками удалось только спустя много лет после войны… Мой дедушка, Иван Адамович Лайдинен, отправленный на долгие годы на поселение в удаленный район Карелии, до последних дней переживал события юности, не любил говорить о военном и послевоенном времени, интуитивно оберегая детей и внуков, не желая бередить давнюю боль.

100_4358В "Книге Памяти" Карельского землячества мне хочется подробнее рассказать об Иване (Йохане) Исаковиче Лайтинене, известном в Карелии редакторе и журналисте, – родном дяде Ивана Адамовича. На протяжении долгих лет он занимался развитием как финнноязычной, так и русскоязычной прессы, укреплением советско-финских отношений, был ответственным секретарем и заведующим отделом республиканской газеты «Тотуус», редактором отдела переводов Карелфинтага, много сил отдал становлению и развитию газеты «Неувосто Карьяла», журнала «Пуналиппу», трудился заместителем редактора «Ленинской правды».

Иван Исакович Лайтинен родился 23 января 1913 года. В раннем возрасте увлекся социалистическими идеями, стал сначала избачом в деревне Ковшово, потом получил два высших образования (в области журналистики и истории), в дальнейшем трудился в финноязычных газетах и журналах Ленинграда. В период создания Народного Правительства Финляндии во главе с О.В.Куусиненом находился в его распоряжении, имел постоянные контакты с Финляндией. Проходил спецкурсы Политуправления (ПУ) РККА в Москве, взаимодействовал с наркоматом иностранных дел, был инструктором-литератором спецопераций ПУ Ленинградского военного округа.

В годы войны И.И.Лайтинен трудился ответственным секретарем редакции газеты «Сын народа», а потом занимал аналогичную должность в издании «Голос солдата» Ленинградского фронта. В семье сохранился рукописный «блокнот журналиста», в котором Иван Исакович на русском и финском языках карандашом кратко фиксировал происходящие события, свои встречи с бойцами и разведчиками, делал наброски будущих материалов. Вот некоторые из тем его материалов: «Боевая дружба», «Отвага», «Гуманист», «Он был музыкантом», «Воля к победе», «Люди с большими чувствами», «Ни шагу назад». Предполагал Иван Исакович подготовить очерки о судьбах людей разных военных специальностей: «Связисты», «Артиллеристы», «Санитары», проводить воспитательные беседы. Неизвестно, какие замыслы удалось воплотить, а какие нет, но некоторые детали историй, характеров будущих героев статей в блокноте сохранились.

Вот как Иван Исакович описывает свои переживания по поводу гибели красноармейца Саши Андреева, командира пулеметной роты, с которым он был знаком. Точно предчувствуя скорую смерть, молодой боец оставил следующее пожелание: «Если от меня не будет известий, то прошу сообщить жене, ребятам, что я погиб в боях за Ленинград». «Это сообщение так меня потрясло, - пишет Лайтинен сразу после смерти бойца, - что я буквально плакал целых полчаса… Я никогда в жизни не забуду Сашу Андреева, к тому же он поручился за меня в партии». Вероятно, сильное эмоциональное переживание заставило журналиста сразу начать делать наброски для будущего материала.

В составе редакции майор Лайтинен до 1944 года находился в Беломорске, откуда часто уезжал в командировки по заданию руководства. На немногочисленных фотографиях той поры он, сосредоточенный и строгий, в походной шинели всегда за работой: у пишущей машинки, с бумагами, среди товарищей.

100_4359

Иван Исакович знал, какая судьба постигла членов его семьи и других ингерманландцев, очень переживал по этому поводу: «Целые деревни сравняли с землей… Я получил известие, что все наши отправлены в плен, в фашистское рабствоЖаль только, что бабушка уже не увидит невестку и внучку», - записывает он 16 марта 1943 года, скорбя о смерти матери Евы Адамовны Лайтинен. Именно история семьи в дальнейшем стала препятствием для продвижения по карьерной лестнице, но как рассказывает его дочь Татьяна Ивановна Лайтинен, отец относился к этому спокойно, философски.

В письмах военного времени Иван Исакович практически ничего не рассказывает о своей жизни, но все они философичны, полны раздумий, беспокойства о семье, очень поэтичны: судя по всему, именно в эпистолярном жанре тайный романтик Лайтинен находил отдушину, противоядие от суровой реальности будней. Возможно, именно таким образом фронтовой журналист, выполняющий сложные и опасные задания, старался сохранить в себе человеческие чувства, эмоции, главные ценности.

Сохранилась его переписка военных лет с супругой Ниной Федоровной, с которой Иван Исакович познакомился в 1939 году в Горьком, где работал собственным корреспондентом «Учительской газеты». Письма – особенность их союза: вскоре после знакомства Лайтинен должен был уехать из Горького, и первые признания в любви, размышления о возможности создания семьи прозвучали именно в письмах. Война вновь разделила молодую супружескую пару, у которой уже родилась дочка Наташа, так что почтовые треугольники, открытки и телеграммы оставались главной связующей нитью между Ниной Федоровной и ее мужем.

Вот отрывок письма, датированного августом 1943 года.

«Милая девочка! Сейчас ночь. Люди все спят. Удобное время для мечтаний и дум. Захотелось очень поговорить с тобой, сказать что-нибудь хорошее, ласковое. Но что именно – сам не знаю. Знаю только то, что душа полна самой нежной любви к тебе.

Знаешь, Ниночка, природа одарила меня душой поэта, я могу чувствовать жизнь не хуже поэта. Но лишила меня дара поэтического слова, и поэтому я зол на нее. Ни о чем я так долго не мечтаю, как о том, чтобы вложить в поэтические, в художественные слова ту горячую любовь, которую я питаю ко всему окружающему миру, и в первую очередь – к тебе. Я часто думаю, почему я так сильно люблю жизнь…

И вот, несмотря на то, что я не умею обращаться со словами так, как с ними обращаются художники, я все еще мечтаю написать вещь, которая бы когда-нибудь оставила след в человеческой душе…»

В письма супруге Лайтинен обязательно вкладывает небольшие розовые листочки, адресованные дочери Наташе. В каждой строчке – огромная любовь и тоска, надежда на встречу с родными:

«Милая моя Наташенька! Ты не знаешь, как папа тебя любит и скучает по тебе. Пусть мама обнимет тебя крепко и скажет, что папа, что папа так любит свою Нату. Скажи маме, чтобы не скучала, поцелуй и обними двумя руками, крепко, крепко…»

100_4362Реальность военного времени была совершенно иной, не оставлявшей места вдохновению. По воспоминаниям сослуживцев, сотрудники редакции занимались не только журналистикой, но и проводили диверсионные пропагандистские акции в тылу врага, издавали листовки, забрасывали их на территорию противника, вели разнообразную информационную работу. Приходилось осуществлять и разведывательную деятельность, но об этой части его жизни информации практически нет. И.И.Лайтинен был надежным бойцом и умел хранить тайны – во многом поэтому он чудом уцелел в мясорубке тридцать седьмого, когда были репрессированы многие деятели финской советской печати, и в послевоенные годы. За деятельность в годы войны был награжден медалями «За боевые заслуги» и «За оборону советского Заполярья». В 1946 году перешел в резерв Наркомата иностранных дел СССР, преподавал в спецшколе-интернате, а затем был отправлен в Карелию – поднимать национальную прессу и развивать советско-финские отношения. За трудовую деятельность отмечен медалями, почетными званиями, получил орден Дружбы народов.

Коллеги вспоминают Ивана Исаковича, Заслуженного работника культуры КАССР и РСФСР, члена Союза журналистов, как исключительно уравновешенного, дипломатичного, интеллигентного и порядочного человека. По рассказам И.А.Муллонена, с которым Лайтинен долгие годы работал в Обществе советско-финской дружбы, и других соратников, он никогда ни на кого не повышал голос, высказывался строго по делу, был очень молчаливым и скромным. Известный писатель В.А.Потиевский вспоминает его деликатность, уважительность и внимание к собеседникам.

Близких друзей у него не было, с дочерьми и супругой Ниной Федоровной он не откровенничал, воспоминаний не оставил, так что многие истории его долгой и сложной жизни, наверно, уже никогда не будут озвучены. Я встречалась с Иваном Исаковичем всего несколько раз. Узнав, что мои материалы публикуются в журнале «Карелия» (бывшем «Пуналиппу») и я собираюсь поступать на факультет международной журналистики, Иван Исакович искренне обрадовался, тепло напутствовал и пожелал удачи, выражая надежду, что творческая линия в семье продолжится.

Всем россиянам очень важно бережно хранить материалы о военном прошлом наших предков, знать и чтить своих героев, передавать новым поколениям живую правду о Великой Отечественной войне. Причем, необходимо изучать и хранить не только победные, но и самые страшные, трагические страницы общего прошлого, в том числе – трагедии Ингерманландии и ее жителей. Пришло время открыто и во весь голос рассказать о многих эпизодах войны, которые прежде замалчивались. Только так можно не «заглянцевать» историю, но познать ее во всей противоречивой совокупности, восстановить справедливость и не допустить повторения страшных ошибок ХХ века. Помнить, говорить за всех тех, кто сегодня уже не может этого сделать, передавать дальше правду о войне на примерах судеб родных и близких, – наша общая духовная задача.

Наталья Лайдинен